?

Log in

[sticky post] Цели и смысл

Завёл этот журнал, чтобы писать. Потому что писать я люблю, но не могу без читающих.
Основное направление - текстовый сериал, то есть я буду выкладывать то, что я пишу в реальном времени. И иногда с ошибками. Потому что я мудак.
Пожалуйста, оставляйте отзывы, для меня они - как для мухи говно бесценны.
Ссылка на Прозу.ру:
http://www.proza.ru/avtor/shiftingbee
Добро пожаловать.

[reposted post] О предстоящем жилищном обвале

Сначала - цитата от застройщика.

Наш прогноз такой, что объемы строительства жилья на территории Москвы и Московской области в следующем году сократятся минимум на 30%. Это связано с ограничением доступа застройщиков к кредитным ресурсам, — сказал президент группы компаний «Мортон» Александр Ручьев по итогам встречи в субботу губернатора Московской области с застройщиками региона. По его словам, прогнозируя стоимость жилья, застройщики региона отмечают, что жилье будет дорожать темпами, опережающими инфляцию (источник).

Housing
КДПВ. Фото © Reuters.

Теперь несколько слов от инвестора...Collapse )

[reposted post] Тест МБХ

Почему Донецкая республика — на самом деле фейк.


REUTERS

Во время визита в Донецк экс-владельца ЮКОСа Михаила Ходорковского люди в масках не пустили его внутрь захваченного здания администрации, мотивировав это тем, что «у нас работают российские СМИ, и из них можно без проблем узнать все, что происходит в Донбассе». Двумя часами позже г-н Денис Пушилин, который раньше руководил в Донецке МММ, а теперь — самопровозглашенной Донецкой народной республикой, прибежал на встречу с Ходорковским в «Донбасс-палас» по щелчку пальцев самого богатого человека Украины и хозяина Донбасса — Рината Ахметова, но не в этом дело.

Дело в том, что, когда человек приходит поговорить к повстанцам, а повстанец ему отвечает: «Мою позицию вы можете узнать из СМИ», — это значит, что повстанец — фейковый. Это значит, что его протест заказан и оплачен.

Человеческую природу никто не отменял, и есть стандартное поведение человека, которого довели. Этот человек всегда хочет выговориться. Более того, его нельзя остановить. А вот человек, который под контролем, — спрашивает, что он «думает», у начальства.

Read more...Collapse )

[reposted post] Меня держит за руку Путин

Мне снится сон. Я лежу на каталке. Рубиновые звезды освещают мое бледное лицо. Меня держит за руку Путин.

- Жека, бро, держись. Вылечим тебя в кремлевской больнице. Ты не утонешь, ты не лодка.

Вы знаете, кто я?Collapse )

Несмотря на освобождение Ходорковского и участниц Pussy Riot, основатель «Евросети» Евгений Чичваркин до сих пор не видит для себя возможности вернуться в Россию при нынешней власти. @KermlinRussia встретились с Чичваркиным в Лондоне, тот хоть и живет там уже пять лет (и за это время похудел, помолодел, открыл винный магазин), но разговаривать по-прежнему предпочитает о России.

— Вы живете в Лондоне уже пять лет. Это все еще британский город или уже своеобразный Вавилон, где за соседними столиками в кафе почти всегда будут идти разговоры на нескольких языках?

— Конечно, это полноценная мировая столица.

продолжение под катомCollapse )

Черепашки

-Наш отряд бойцов всегда едиииин - завывал старенький рубин на комоде тёмной гостинной.
Пашка посмотрел на дрожащую, с выцветшими цветами картинку, плюнул на пол и загасил окурок в трёхлитровой банке из-под огурцов.
-Отряд у них, блядь. Народу жрать нечего по стране, а они всё про черепашек своих... У, суки - хлопнул Пашка по столу из хлипкого ДСП и фанеры пятернёй.
-А ты, Пашок, прикинь - этим певцам-то тоже хавать охота.
-И чё? - вылупился он на Ваню.
-А то. Был у меня знакомый, в Большом выступал.
Ваня мечтательно закурил «Приму», откинувшись на спинку ободранного дивана.
-И чего с ним стало?
-С кем?
-Ну бля, со знакомым твоим.
-А, ну так он это, спился.
-Ваня, ты зачем мне эту байду прогнал?
-Так он тоже в мультиках петь с голодухи начал. В утках каких-то, что-ли. А до этого в этом, «ки хоте» каком-то пел. Пацаны, кто разбирался, говорили - заебись опера была.
Паша достал бычок подлинней и раскурил его заново.
-Ну и хули? Не мог, как нормальный мужик, как мы?
-А чего, как мы?
-Ну бля, мы же нормально как-то устроились, а?
-Ну вроде бы да. А чего делать-то, Паш? В стране - пиздец, нужно как-то крутиться.
Паша тупо гоготнул, высморкался на труп, лежащий под столом, сплюнул туда же и начал мигать Ване.
-Главное так, как этот не закрутиться.
-Дурак ты, Паша.
-Почему? - обиделся Пашка.
-Потому, - неопределённо начал Ваня - ещё эти, с Египта что-ли жмуров уважали, а они, ну в натуре дикарями были, допёр?
-И хули нам они? Мы-то не с Египта - оскалился Пашка.
Ваня замолчал и отвернулся к окну. За окном стремительно темнело, где-то гремели старые ставни.
-Готов?
Ваня не ответил - только отстраненно кивнул и встал из-за стола. Пашка принёс канистру топлива - дизельного, вонючего и стал методично разливать содержимое по грязному паркету.
-Ты не кури только, Вань, а то полыхнёт - будь здоров! Оба улетим.
Ваня стоял в стороне и наблюдал. Пашка закончил разливать горючее по полу и повернулся к Ване, чтобы попросить у него спички.
-Ты чего, Ванюх?! Ты чего это?! Блядь, падла!
Громыхнул выстрел, в пустом, заброшенном доме он звучал особенно мощно. Пашка медленно осел на задницу, оставляя на обоях кровавый след. Его глаза так и остались навсегда пораженными, отвергающими реальность.
Ваня докурил мятую сигарету «Кэмел», сморкнулся в рукав и выкинул окурок в лужу.
Покидая дом на окраине города, Ваня долго думал.
«И как же там египтяне своих-то хоронили? Жгли, что-ли? Нет, так монголы делали. Или викинги? Да, какая разница-то. Главное - что ни Пашки, ни коммерса этого нету больше. Вот тебе и черепашки, блядь.»
 Глава 12. 
Как бы то ни было, всё хорошее когда-нибудь кончается.
Кира улетела на следующий день, самым первым рейсом. Она сказала, что с ней всё будет хорошо, что она находится в безопасности. Ну, по-крайней мере, за ней никто не охотится. Мы договорились держать связь через обычную электронную почту, зарегистрированную на "левые" имена. Так мы и сделали. Кира присылала довольно много новостей: Райан с товарищами успокоились, Виктор посчитал, что искать меня - слишком дорогое удовольствие, поэтому с ним проблем также не было. У неё самой всё налаживалось, её никто не подозревал ни в чём. Сейчас я спрашиваю себя: «Еблан?», но тогда всё было как-то проще.
Квартира была довольно тесной лачугой, но мне, пробывшему почти всю сознательную часть жизни в «двушке», не на что было жаловаться. несмотря на то, что Кира сняла жильё буквально за два часа до того как мы приземлились, место было довольно живописным и таким, знаете, колоритным: мне открывался вид на весь старый город с его заброшенными небоскрёбами, его узкие и широкие улицы. Всё же, был один существенный минус - в моём новом жилище совсем не было ни еды, ни воды. по началу я пил воду из аэропорта и ел шоколадные батончики оттуда же, но уже скоро мне пришлось впервые выйти на улицу. Я захватил с собой только двадцать долларов и мятую пачку сигарет - если ограбят, то я не сильно расстроюсь.
На улице было довольно людно, повсюду сновали чёрные, какие-то латиносы, встретилась пара азиатов и европейцев. Но основную массу составляли, конечно же, чёрные.
Я по-другому представлял себе анархию - ну, знаете, типа все друг друга грабят, насилуют прямо на улицах и убивают за еду. оказывается, в анархии нет ничего страшного, просто люди живут в коллективе, каждый занят своим делом. Правда, законы не особенно действуют - всё больше практикуется линчевание, но жить реально можно. Разницы между родным городом и африканской помойкой я не заметил. По-крайней мере, разительную.
Я дошёл до какого-то базара, на котором зазывалы надрывали глотки, предлагая абсолютно любые вещи. реально, вообще всё предлагали: справа я слышал крики: «Детское порно, изнасилования, любая порнуха - прямо в очках!», слева надрывался молодой паренёк: «Гранаты, автоматы, любой огнестрел!». Всё-таки часть классического образования и популярной культуры начала двадцать первого века в чём-то помогали мне в жизни - местные говорили на смеси английского с каким-то другим языком (между собой), которого я не понимал совсем. Английский же я начал учить в девять лет, по батиным «блюреям» (у него была не только порнуха, как ни странно, но и старые боевики и драмы. К шестнадцати я знал его на порядок хуже, чем мои одноклассники, но, учитывая несколько криминальную обстановку, в которой я оказался, можно было смело говорить, что я чувствовал себя в своей тарелке - пока что «киношного» языка (названий оружия, базовых разговорных слов) вполне хватало для успешной коммуникации.
В общем, я неплохо вписался в местный антураж и довольно быстро купил поесть. Следующей остановкой оказался прилавок паренька с красными глазами, торгуещего выпивкой и гашем. Курить совсем не хотелось, поэтому я взял бутылку красного сухого вина и пошёл вниз по улице, по направлеию к саоему дому. По дороге домой я постоянно разглядывал лица прохожих: казалось, тут были представлены все нации и расы мира, народу к вечеру начало выходить гораздо больше, улицы буквально кишели людьми. Я впервые в жизни понял все аллюзии, окружающие Вавилон. Пока что Йоханенсбург казался мне настоящим городом возможностей.
На следующий день я решил прилично осмотреть квартиру. Учитывая мою невнимательность, я мог упустить что-нибудь из виду. Так и оказалось, я нашёл стальную дверцу сейфа с цифровым замком, (наверняка какие-нибудь жлобы ставили, нет даже сканера отпечатков пальцев) упрятанную внутри встроенного шкафа в корридоре.
«Привет. Ты, наверное, потеряешь остатки уважения к моему чутью, но я только что нашёл тайник в шкафу. Это, типа, мой сейф? Если да - жду пароля.» - ненавижу электронную почту, впрочем, как и смс. Всегда нужно думать, о чём писать, какое слово звучит лучше. В разговоре всё гораздо проще - можно называть любой предмет «этой хернёй» и тебя всё равно поймут.
Кира ответила через полтора часа, я уже довольно плохо соображал, потому что как раз прикончил остатки вина. Обычно я не очень много пью, мне больше нравятся другие вещи, поэтому эффект был подобен пьянке с участием парней из пятого-шестого класса.
«Только что говорила с чуваком, у которого я тебя вписала. Шкаф твой, сейф тоже. Пароль - 2961. Внутри что-то для самозащиты и деньги. Смотри, не потрать всё до моего следующего прилёта. Береги себя».
Простое письмо возбудило во мне самые глубокие и светлые чувства. Я постарался выразить их ответным письмом, но быстро забил на эту идею - все слова казались отвратительно приторными и неестественными. Вместо письма я решил заняться сейфом. Сейф открылся с пятой попытки - руки немного дрожали, понимаете? Внутри лежало четыреста баксов и устрашающего вида револьвер на шесть патронов.
Что сделает бухой русский на отдыхе? Ну, в худшем случае, он устроит какой-нибудь синий дебош: погромит посуду в кафе, заблюёт официанта. Ничего страшного, посуду купим, офифцианта отмоем.
А что сделал я? Наверное, целую картину я так никогда и не узнаю. Я достал револьвер и решил испытать его. Для этого я пешком вышел из города, избегая скоплений народа, хотя носить при себе оружие тут не считалось чем-то плохим, напротив, каждый второй прохожий нёс в руках или в кобуре какие-то пистолеты, маленькие пистолеты-пулемёты. Но мне хотелось романтики Дикого Запада. Я должен был быть одиноким стрелком.
Я не знаю, что происходило в течение следующих четырёх часов, но я обнаружил себя, лежащим на песке много позже. Первым делом я проверил все свои вещи - странная штука, всё было на месте.
Я отстрелял все патроны, которые с собой брал. Два или три барабана. У меня с собой оставалась десятка, поэтому я докупил ещё четыре по дороге домой. Охуенный город.

Глава 11

Глава 11.
-Судя по твоим рассказам, христиане стали поразительно похожи на мусульман за последние годы. Террор, гражданские войны, всё такое.
-Ты реально пещерный человек, ты знаешь, Крыс?
-Так подари мне огонь, просвети меня.
-Ну смотри: говоря о любой религии, ты всегда должен учитывать и менталитет. Поэтому христиане из Конго, это такие, другие христиане. Отличаются от русских или британцев или американцев. Поэтому христианство становится инструментом из средних веков - разгул суеверий смешанного типа, (исламские басни вместе с христианскими дают совершенно сумасшедший микс) крестовые походы и джихад, используемые как оружие. Плюс ко всему, не забывай о том, что люди ничего не делают, кроме как готовятся к войне или воюют. Они забыли про мирный труд в офисе с отпусками и пятидневной рабочей неделей. Они впахивают по сто-сто двадцать часов в неделю, чтобы разбогатеть, богатство тут - недостежимая мечта для подавляющего большинства. И они убивают, грабят. Они производят тысячи патронов в неделю, и они очень-очень злые. Вот такой климат, Крыс.
-Ага. - Кроме "ага" мне просто нечего говорить, я и подумать не мог, что в наше время кто-то может воевать из-за религии или убеждений.
-Ты бы поспал, нам ещё часов пять лететь.
-А как ты думаешь, первый класс можно как-то огородить от остального салона?
-Я по-твоему - дешёвая давалка? Очень лестно, я тронута.
-Я не смотрел на ситуацию в таком клю...
-Мудак. Спи, закрой рот. Не хочу тебя слышать.
Женщины.
Но я был послушным парнем, поэтому заткнулся и уставился в иллюминатор. Облака - охренительно скучное и убогое говно. Как задник в плохом, малобюджетном театре - всегда одна и та же фактура, одни и те же узоры. Зато в эти часы я понял, как сильно идеализировали бывавшие за границей парни и девчёнки полёты на самолётах. Конечно, мудаки были мелкие и впечатлительные, но на самом деле, самолёты, развивающие скорость, превышающую звуковой барьер, только-только входят в обычную жизнь. Рейс из Америки в Европу - Джет Икс (это тот, крутой). Из Китая в Россию - Боинг 847 (трёхъярусный крейсер, поднимающий в воздух более восьми сотен человек).
Странные мысли. Но и ситуация тоже не очень обычная. Можно ли было доверять Кире? Ну, по-крайней мере, она была какой-то честной, да и меня никто больше не бил и не гонялся за мной. Так что да, основания для доверия у меня были.
Самолёт приземляется на раскаленную солнцем взлётно-посадочную полосу и медленно выруливает к гейтам. Мы выходим по трапу и заходим в здание аэропорта. Скучная процедура проверки документов, скучное ожидание багажа (до сих пор пытаюсь вспомнить, что же было в чемодане). И вот, обжигающий свет слепит глаза, медленно поджаривая кожу.
-Не зевай, Крыс. Тебе нужно запомнить, что здесь сейчас - полная анархия. В основном, города живут тихо и мирно, но бывают разные события.
Она только успевает сказать последнее слово, как что-то со свистом врезается в асфальт у наших ног.
-Прячься! Ищи укрытие, Кира, не стой!
Она тут же падает на землю и откатывается за клумбу с какими-то цветами. Я отскакиваю за рекламный щит с пожелтевшим билбордом на нем. Ещё пара выстрелов слышны вдали сразу после того, как окно на третьем ярусе аэропорта разбивается, и из здания начинают доноситься первые крики. Я выглядываю из-за щита, чтобы увидеть, как джип с открытой платформой направляется в нашу сторону. Я приглядываюсь к машине. На платформе стоит мужик, замотанный в арафатку, и крутит в руках что-то длинное. Это гранатомёт (подсказывает мозг).
Я только помню, как крикнул Кире: "Беги ему навстречу, ему нужны не мы!", а дальше всё запомнилось очень смазано, суетно. Я не помню, как удалось пробежать мимо боевиков, не помню, почему у меня заложило уши (хотя подозреваю, что всё дело в том взрыве, который осветил наши спины - гранатомёт взорвал главный вход. Я только помню, что мы очень долго бежали, старательно избегая дорог, по направлению к старому городу - Кира нашла дорогу по GPS навигатору, который был у неё в очках.
-Видишь, не все, кто использует гаджеты - тупорылые потребители.
-Лучше расскажи, какой счёт тебе выпишут за роуминг.
-Деньги у меня есть, но, блядь, ты прав.
Мы осторожно пробираемся в город, а там уже идём не таясь. Нам повезло - квартира, которую подготовила Кира, находится как раз в восточной части.
-Как странно, что нас не убили. - Говорит она как только мы оказываемся за толстой, железной дверью двумя часами позже.
-Двое белых, идущих по старому городу, где анархия стала не просто стилем жизни - культом, и пришли целые.
-С чего ты взяла про культ?
Кира встала и подключила к плазме, висящей на стене, свои очки. На экране появился репортаж CNN с места атаки на аэропорт.
-... Для тех, кто только включился, мы повторяем - бывший председатель традиционного парламента, выступавший за возрождение Конституции и законодательной власти в ЮАР, убит прямо в аэропорту, из которого он должен был отправиться на саммит, посвященный урегулированию проблемы религиозных конфликтов в регионе...
-Теперь понимаешь? Народ здесь реально тронутый - они готовы сделать всё, лишь бы беззаконие длилось вечно. Поэтому я и привезла тебя сюда - здесь куча возможностей построить отличный бизнес и встать на ноги, оставаясь незамеченным.
-Наверное, мне нужно сказать спасибо. Честно.
-Я думаю, что тебе можно было бы и показать, насколько ты мне благодарен.

Глава 10

Глава 10.
Хотелось бы уточнить, что я летел на самолёте в первый раз в жизни, и летел не в Турцию или Египет, а несколько южнее. Там обычно наших вообще нет. Зато, там довольно много действительно бедных, нищих чёрных парней, готовых убить ради двух сотен баксов, а не носить пакетики по городу.
-А почему Йоханенсбург? Памятное место?
-На самом деле, мы просто летим туда, где тебя точно никто не станет искать. Это как в помойке копаться, только хуже.
-Ну... - Протянул я. - А у меня будет дом или... нуу... квартирка?
-Снимем в старом городе квартирку. Я бы не советовала тебе из неё выходить - там сейчас более или менее безопасно, но тоже могут убить. Я серьёзно.
-Ага. Знаешь, по-моему, я не очень хорошо усвоил геополитику последних лет. Мне не помешало бы немного разобраться в этом вопросе для начала.
-Ты в пещере сидел?
-Я не шучу, я не знаю, что происходит в соседнем дворе, а ты говоришь о другой стране, о другом континенте!
-Хорошо, времени до конца перелёта всё равно дохуя. Слушай.
Оказывается, всё гораздо хуже: я совсем не отдыхать еду. Скорее, я направляюсь в гнилую, нищую дыру, погрязшей в бесконечных гражданских войнах, войнах за освобождение народа и других войнах, которые так любят устраивать нищие и очень-очень обозлённые люди.
Примерно пять лет назад весь ЮАР просто взорвался: накопились мультирелигиозные настроения, которые, ясен хуй, конфликтуют между собой. Как муравьи они вгрызаются в общество и вот уже даже атеисты вовлечены в религиозные игры. Буквально сотня фанатиков ставит на колени тысячи обычных людей.
Не стоит забывать и о том, что в по-настоящему бедных странах успех распространения информации основан исключительно на харизме революционного лидера. Давайте я объясню: если толпе парней из чащоб какого-нибудь занюханого городка в, скажем, Конго рассказать, что страной правят пидарасы - никто и ухом не поведёт. Но, если сопроводить рассказ выстрелами из автомата Калашникова, эффект победит все ваши ожидания. Толпа беснуется, нищие и, как правило, тупые демонстранты начинают атаковать представителей власти, свергать первых, вторых, третьих. А потом строить. А потом свергать. Таких циклов может быть очень много, но для ЮАР в общем, и для Йоханенсбурга в частности, всё закончилось очень быстро.
Толпа свергает власть, на трон садиться народный избранец - мусульманин, довольно радикальный. И вот он - славный момент инагурации, но есть одна проблема: христианские радикалы и их любовь к войне силами террора. Скажем так: президент не успевает официально оформиться в управленцы страной, а вот радикалы начинают настоящую гражданскую войну - такое становится возможно с помощью новых компьютерных технологий - сеть разрослась настолько, что сложно найти хотя бы одно место, в котором скорость доступа к ней ниже пятисот киллобит в секунду. Поэтому харизматичному мужику можно просто выступать перед камерой - остальные посмотрят это всё в углу своих очков дополненной реальности. Точно так же начинается гражданская война.
Кажется, есть ещё одна проблема - доступ к сети не отключается (корпорации не хотят терять траффик, который создают пользователи во время войны. Также за Интернет в мятежных странах выступает и мировое сообщество (эти педики сделают что угодно, лишь бы посмотреть видео с youplus, - проверенно). Короче говоря, война не заканчивается, страна пожирает себя сама, раздирая изнутри.
Так проходит год, два. Народ, как это ни странно, стал гораздо лучше жить. Официальной власти в стране нет. Нет и официальных организаций, гражданского кодекса, законодательства - тоже. По всей стране идёт ужасная война, которую питают в крупных городах "тыловые" граждане - они собирают технику, производят боеприпасы и чинят танки. А в бескрайних пустынях много северней проходят бои. Тысячи, десятки тысяч человек в год отдают жизнь, даже не понимая, за что.
Проходит ещё три года, наполненные нищетой, инвалидами, сиротами и генералами Армии Освобождения Чего-То Там. И... ситуация налаживается самым поразительным образом: Йоханенсбург теперь больше напоминает китайский торговый порт - здесь живут почти все национальности, что вообще есть в мире, здесь можно достать абсолютно всё, вплоть до тактических ядерных зарядов. Короче говоря, дыра стала ещё зловонней и опасней.
Забавно, что именно это место было выбрано в качестве безопасного.